У многих предприятий на практике возникает необходимость заключать гражданско-правовой договор с лицом, являющимся руководителем соответствующего юридического лица. Однако, законные ли данные сделки и как их юридически грамотно оформить?

Как правило, опасения заключать договоры между юридическим лицом и его директором обусловлены тем, что данные лица являются связанными (абз. 4 пп. «б» пп. 14.1.159 НКУ). Однако на самом деле риски при заключении подобного соглашения возникают у сторон перво-наперво не в налоговой, а в юридической плоскости. Объясним.

Справедливости ради сразу же отметим: законодательством НЕ запрещено заключать гражданско-правовые договоры между юридическим лицом и его наемными работниками.

Например, распространенной является практика получения работником от работодателя возвратной финпомощи. Правомерность данной ситуации опосредованно подтверждается пунктом 3.28 Инструкции по статистике заработной платы, утвержденной приказом Госкомстата от 13.01.2004 г. № 5, согласно которому займы, выданные работникам предприятий (для улучшения жилищных условий, на индивидуальное строительство, обзаведение домашним хозяйством), не относятся к фонду оплаты труда. О предоставлении возвратной финансовой помощи (займа) работнику упоминается и в письме ГФСУ от 28.10.2015 г. № 22849/6/99-99-17-03-03-15.

Да и Минсоцполитики в свое время выступало не против гражданско-правового соглашения между предприятием-работодателем и работником (см. письмо от 06.08.2004 г. № 18-429).

Однако в случае, когда контрагентом предприятия по договору является именно директор, все немного сложнее. Это связано с тем, что руководитель юридического лица является не только наемным работником, но и его представителем в понимании Гражданского кодекса Украины (далееГКУ).

Так, ч. 3 ст. 238 ГКУ предусматривается, что представитель не может совершать сделку от имени лица, которое он представляет, в своих интересах или в интересах другого лица, представителем которого он одновременно является, за исключением коммерческого представительства, а также в отношении других лиц, установленных законом.

Кроме того, директора, скажем, ООО, вполне можно считать лицом, занимающим должность, связанную с исполнением организационно-распорядительных обязанностей в юридическом лице частного права, а следовательно — на него распространяется действие ст. 22 Закона Украины «О предотвращении коррупции» от 14.10.2014 г. № 1700-VII, которой установлен запрет использовать свое положение и связанные с этим возможности с целью получения неправомерной выгоды для себя или других лиц.

Таким образом, чтобы в дальнейшем не возник вопрос о недействительности договора, заключенного между юридическим лицом и его директором (напомним, что в силу пп. 20.1.30 НКУ правом инициировать признание сделки недействительной наделены в т.ч. и налоговики), советуем учесть несколько советов.

Во-первых, настоятельно рекомендуем задокументировать, что волеизъявление на заключение сделки с директором исходит прежде всего не от последнего, а от высшего органа управления юридического лица — общего собрания (или от правления/дирекции, если исполнительный орган юрлица является коллегиальным, а лицо, с которым будет заключаться договор, возглавляет его). В качестве подтверждения может быть протокол общего собрания/заседания правления и пр.

Во-вторых, и это очевидно, — нужно избегать подписания договора «самим с собой». То есть — ситуации, когда с одной стороны договор подписан директором как физлицом, а с другой — тоже директором, но уже в ипостаси представителя юридического лица. Ведь это точно натолкнет на мысль касательно нарушения ограничения, предусмотренного ч. 3 ст. 238 ГКУ.

Так, если исполнительный орган юрлица является коллегиальным, заключить договор от имени предприятия может любой другой член правления (дирекции), нежели тот, с которым будет заключаться договор.

Если же директор является единоличным руководителем юридического лица, для заключения договора придется привлечь любого другого работника предприятия, и в такой ситуации наверняка понадобится доверенность. Вместе с тем заметьте: доверенность третьему лицу, уполномоченному на подписание договора с директором, должна выдаваться не от имени директора, а от имени самого юридического лица. Более того, чтобы максимально себя обезопасить, советуем, чтобы лицо, которое от имени предприятия будет заключать договор с директором, было определено на общем собрании, а доверенность на его имя была подписана заместителем директора (конечно, если право заместителя директора выдавать доверенности от имени юридического лица предусмотрено уставом).

Образец доверенности см. далее.

Образец

Публикуется на языке оригинала

ДОВІРЕНІСТЬ

 

«20» квітня 2017 р.                          м. Київ                                       № 12/34

Товариство з обмеженою відповідальністю «Ромашка» (код ЄДРПОУ 87328731), в особі заступника директора Гавриша Івана Яковича, який діє на підставі Статуту, цією довіреністю вповноважує головного бухгалтера ТОВ «Ромашка» Золотову Інну Арсенівну (паспорт серії СВ № 165875, виданий Дарницьким РУ ГУ МВС у м. Києві 16.08.2005 р.):

УКЛАСТИ від імені та на користь Товариства договір оренди транспортного засобу (автомобіля) із Зоновим Петром Романовичем;

БУТИ ПРЕДСТАВНИКОМ Товариства перед усіма фізичними та юридичними особами із зазначеного питання.

Для виконання цієї довіреності Золотовій Інні Арсенівні надаються права погоджувати істотні умови договору оренди транспортного засобу (автомобіля), підписувати від імені Товариства договір оренди й інші документи на виконання цього договору, здійснювати інші юридично необхідні дії, пов’язані з виконанням цієї довіреності.

Повноваження щодо цієї довіреності не можуть передаватися третім особам.

Ця довіреність дійсна до 01.05.2017 р.

Зразок підпису Золотової Інни Арсенівни _____________ підтверджую.

 

Заступник директора

ТОВ «Ромашка»                     __________________                       Гавриш І. Я.

Мы понимаем, что соблюдение вышеуказанных формальностей на первый взгляд может показаться немного хлопотным. Однако учтите: их игнорирование способно обернуться для предприятия серьезными негативными последствиями.

Прежде всего ст. 216 ГКУ определено, что в случае недействительности сделки каждая из сторон обязана вернуть другой стороне в натуре все, что она получила во исполнение данной сделки, а при условии невозможности такого возврата, в частности тогда, когда полученное заключается в пользовании имуществом, выполненной работе, предоставленной услуге, — возместить стоимость полученного по ценам, существующим на момент возмещения.

Кроме того, признание судом договора недействительным повлечет за собой необходимость корректировки данных бухгалтерского учета и уточнения налоговых обязательств по налогу на прибыль/единому налогу. Безусловно — с производными последствиями в виде финансовой ответственности.

Редакция

газеты «Интерактивная бухгалтерия»