Кампания по раскрытию конечных бенефициаров вышла на финишную прямую, поэтому самое время убедиться в надлежащем соблюдении субъектами хозяйствования законодательных требований касаемо данного вопроса

Даже несмотря на свою «непрофильность», тема раскрытия фактических собственников почти год удерживает лидерские позиции в запросах бухгалтерского сообщества. Итак, сегодня мы вернемся к ней снова.

Кто такие бенефициары

Прежде всего давайте припомним само законодательное определение:

Определение

Конечный бенефициарный собственник – любое физическое лицо, оказывающее решающее влияние (контроль) на деятельность клиента и/или на физическое лицо, от имени которого проводится финансовая операция (п. 30 ст. 1 Закона № 361).

Соответственно, ключевые характеристики для идентификации конечного бенефициарного собственника (КБС):

  • им может быть исключительно физическое лицо и
  • исключительно в случае, если такое лицо фактически принимает управленческие решения.

При этом не имеет значения «формализованность» этих полномочий.

Рис. 1

Таким образом, понятие «Конечный бенефициар» не является тождественным понятию «Собственник». Ведь собственником – учредителем предприятия может быть и юридическое лицо. Более того, даже единственный учредитель предприятия – физлицо может не быть конечным бенефициаром, если он действует под влиянием другого лица.

Соответственно, для определения конечного бенефициара в случае с учредителем-юрлицом необходимо «раскрутить» всю цепочку владения именно до того физлица, которое оказывает решающее влияние. В случае же с единственным учредителем определение конечного бенефициара также включает «тестирование» на его самостоятельность в принятии ключевых бизнес-решений.

Признаки же осуществления прямого/ косвенного решающего влияния приведены в п. 30 ч. 1 ст. 1 Закона № 361:

«Признаками осуществления косвенного решающего влияния на деятельность является как минимум владение физическим лицом долей в размере не менее 25% уставного (складочного) капитала или прав голоса юридического лица через связанных физических или юридических лиц, трасты или другие подобные правовые образования, либо осуществление решающего влияния путем реализации права контроля, владения, пользования или распоряжения всеми активами или их долей, права получения доходов от деятельности юридического лица, траста или другого подобного правового образования, права решающего влияния на формирование состава, результаты голосования органов управления, а также совершения сделок, позволяющих определять основные условия хозяйственной деятельности юридического лица, или деятельности траста либо другого подобного правового образования, принимать обязательные к исполнению решения, оказывающие решающее влияние на деятельность юридического лица, траста или другого подобного правового образования, независимо от формального владения.

При этом КБС не может быть лицо, которое только формально владеет 25% и более уставного капитала, но является коммерческим агентом, номинальным собственником или номинальным держателем, или только посредником по такому праву».

Приведенная норма Закона № 361 устанавливает, что непосредственное наличие во владении физического лица доли в размере не менее 25% уставного (складочного) капитала или прав голоса юридического лица не является обязательным условием, позволяющим определить принадлежность физического лица к КБС.

То есть КБС может быть и физическое лицо, которое не владеет долей в размере 25 или более % уставного (складочного) капитала компании, но которое имеет возможность, в частности, оказывать решающее влияние на управление или хозяйственную деятельность компании способом, определенным указанной нормой Закона № 361. Например:

  • распоряжаться активами;
  • получать дивиденды;
  • оказывать решающее влияние на формирование состава и/или результаты голосования органов управления, на совершение сделок, определяющих основные условия хозяйственной деятельности юридического лица.

Таким образом, определять факт косвенного решающего влияния в каждом конкретном случае следует с учетом особенностей создания и деятельности юридического лица, его структуры собственности, отношений совладельцев и т. п.