Наше предприятие ежеквартально составляет декларацию по налогу на прибыль и составляет финансовую отчетность по МСФО. В бухучете согласно МСФО 16 «Аренда» признаны активы по праву пользования по нескольким договорам операционной аренды, в которых мы являемся арендаторами. Данные активы мы амортизируем в бухучете в порядке, предусмотренном МСБУ 16 «Основные средства».
Необходимо ли амортизацию таких активов включать в налоговые разницы по строкам 1.1.1 и 1.2.1 АМ приложения РІ к декларации по налогу на прибыль за 2019 год?

По поводу активов по праву пользования, признанных арендатором согласно МСФО 16 «Аренда», не возникает никакой из т.н. «амортизационных» налоговых разниц, предусмотренных ст. 138 Налогового кодекса Украины (далее — НКУ). Поэтому амортизацию данных активов не указывают в строках 1.1.1 и/или 1.2.1 АМ приложения РІ к Налоговой декларации по налогу на прибыль предприятий за 2019 год (напомним: форма «прибыльной» декларации утверждена приказом Минфина Украины от 20.10.2015 г. № 897, далее — декларация). Соответственно, их балансовую стоимость и амортизацию не указывают в приложении АМ к декларации за 2019 год.

Аргументация

Она абсолютно незамысловатая. С 01.01.2019 в НКУ включено (пп. 14.1.12) специальное определение актива по праву пользования.

В целях налогообложения актив по праву пользования — «признанный арендатором согласно требованиям международных стандартов финансовой отчетности актив, представляющий право арендатора использовать базовый актив в течение срока аренды».

То есть дефиницию таких арендных активов законодатель отделил от налогового определения основных средств (пп. 14.1.138 НКУ).

Более того, наши читатели отлично знают, что даже с точки зрения МСФО активы по праву пользования, которые арендатор признает согласно МСФО 16, представляют собой отдельную категорию (вид) активов, отличных от основных средств и нематериальных активов (см. «Как отражать арендные операции согласно МСФО 16»). И на это, по нашему мнению, никоим образом не влияет то, как арендатор представляет активы по праву пользования в своем Отчете о финансовом положении (балансе): отдельно от других активов или по строке, в которой отражались бы соответствующие базовые активы, если бы они были собственностью арендатора (параграф 47 МСФЗ 16). То есть даже включение активов по праву пользования в процессе составления финотчетности в статью «Основные средства» украинского МСФО-баланса (форма № 1, утвержденная приказом Минфина Украины от 07.02.2013 г. № 73) не преобразует их в основные средства. Не корректно считать такие активы и нематериальными активами.

Вместе с тем украинский законодатель предусмотрительно не остановился на отдельном налоговом определении активов по праву пользования в пп. 14.1.12 НКУ.

Во избежание сомнений по поводу режима их налогового учета, в п. 138.4 НКУ отметили: требования п.п. 138.1138.3 НКУ не применяются к операциям с активами по праву пользования по договорам аренды.

Напомним

В п. 138.1 НКУ речь идет об «увеличительных» налоговых разницах касаемо основных средств и нематериальных активов, в п. 138.2 НКУ — об «уменьшительных» разницах относительно таких активов, а в п. 138.3 НКУ — о порядке расчета их т.н. налоговой амортизации. И получается, что вся эта корректирующая «красота» не имеет никакого отношения к активам по праву пользования, признанным арендатором согласно МСФО 16.

Следовательно, операции с упомянутыми активами, в т.ч. и операции по начислению их амортизации, не генерируют ни одной из «амортизационных» разниц, предусмотренных ст. 138 НКУ. Среди прочего плательщик не указывает балансовой стоимости активов по праву пользования в приложении АМ, не рассчитывает по ним налоговую амортизацию и, соответственно, не вносит ее в строку 1.2.1 АМ приложения РІ к декларации. А также не указывает бухгалтерскую амортизацию активов по праву пользования в строке 1.1.1 приложения РІ к декларации за 2019 год.

Что об этом думают налоговики?