Сразу же отметим: стоимостных критериев для контролируемости законодатель не затронул. Однако уточнил, на что следует обращать внимание при сопоставимости условий хозоперации, расширил действие «цепочки» для контролируемых операций, добавил правила в вопросе проверок и информации.
Таким образом, имеем уточняющие изменения в вопросе контролируемых операций, а не кардинальные. В статье более детально ознакомимся с новациями, привнесенными Законом Украины от 23.11.2018 г. № 2628-VIII (далее — Закон № 2628)

Уплата корпоративного налога нерезидентом → неконтролируемость операций

пп. 1 п. 7 Закона № 2628, изменения в пп. 39.2.1.1 НКУ,
действует с 01.01.2019

Напомним, что с 27 июля 2017 года в числе контролируемых могут оказаться хозоперации с нерезидентами, не уплачивающими налог на прибыль (корпоративный налог), в т.ч. с доходов, полученных за пределами государства регистрации таких нерезидентов, и/или не являющимися налоговыми резидентами государства, в котором они зарегистрированы как юрлица. Перечень организационно-правовых форм под данную норму утвердил КМУ постановлением от 04.07.2017 г. № 480. Безусловно — для 2018 года при условии, если годовой доход резидента превышает 150 млн грн, а объем операций с таким нерезидентом — свыше 10 млн грн (пп. 39.2.1.7 НКУ).

Обратите внимание на выделенные выше слова — Перечень № 480 действует касаемо нерезидента с определенной организационно-правовой формой, если он не уплачивает налог на прибыль (корпоративный налог). Из этого следовал закономерный вывод: если нерезидент из Перечня № 480 уплачивает корпоративный налог, то операции с ним не контролируемые (конечно, когда иные основания для контролируемости не срабатывают с пп. «а» – «в» пп. 39.2.1.1 НКУ). Правда, при практическом применении данного правила возникают вопросы, к примеру:

  • важным является наличие факта уплаты корпоративного налога нерезидентом — достаточно ли, что он является плательщиком данного налога (ведь он может быть плательщиком такого налога, но не уплачивать его, скажем, из-за наличия убытка)?
  • играет ли роль то, за какой отчетный период нерезидент уплачивал корпоративный налог (например, в 2018 году уплатил за 2017 год), или опять-таки значимым является то, в каком периоде уплачивал (и неважно, за какой именно)?
  • нужно ли документально подтверждать, что нерезидент уплачивал налог на прибыль (корпоративный налог)?

Некоторые разъяснения сразу предоставили налоговики в письме ГФСУ от 14.08.2017 г. № 21674/7/99-99-14-01-02-17, в частности:

«Если нерезидент, организационно-правовая форма которого включена в Перечень, в отчетном году уплачивал налог на прибыль (корпоративный налог), хозяйственные операции налогоплательщика с ним признаются неконтролируемыми при отсутствии иных критериев, определенных подпунктами «а» – «в» п.п. 39.2.1.1 п.п. 39.2.1 п. 39.2 ст. 39 Кодекса».

Под отчетным годом подразумевают год, в котором с нерезидентом были операции. Речь идет о том, что если нерезидент из Перечня № 480 в 2018 году уплачивал корпоративный налог, то операции с ним в 2018 году не будут контролируемыми, если иные основания с пп. «а» – «в» пп. 39.2.1.1 НКУ для контролируемости не срабатывают. То есть — уплачивал ли корпоративный налог (налог на прибыль) нерезидент, и без разницы, за какой год он это делал.