(комментарий к определению ВАСУ от 08.02.2017 г. по делу № 2а/2370/4787/12, далее — Определение)

Суть дела

В результате проверки истец (ООО) получил налоговое уведомление-решение об уменьшении возмещения НДС и применении штрафных санкций, поскольку, по мнению налоговой инспекции, отдельные хозяйственные операции имеют признаки нереальных.

Фиктивность операции была аргументирована контролерами тем, что у контрагента истца отсутствовали: зарегистрированные земельные участки, транспортные средства, трудовые ресурсы, недвижимое имущество, а директор указанного предприятия не ориентируется в налоговом учете, в свою очередь, к ЭЦП директора имеют доступ посторонние лица. Судьи ВАСУ кассационную жалобу контролеров отклонили, заключив, что отсутствие земли, недвижимости и оборудования не свидетельствует о безосновательности формирования истцом налогового кредита. Также судьи настаивают на том, что выводы о реальности операции следует прежде всего делать на основании первичных документов и обращать внимание на принадлежность их оформления.

Комментарий редакции

И хотя в самом Определении не фигурирует фразеологизм «налоговая яма», становится понятно, что проверка именно к этому склонялась, принимая решение об уменьшении НДС-возмещения. Официально толкование понятия «налоговая яма», или «выгодоформирующий субъект» предоставлено в п. 1.3. Порядка № 543 :

Выгодоформирующий субъект («налоговая яма») — плательщик НДС, который не отражает или отражает и не уплачивает налоговые обязательства по НДС при соответствующем декларировании его контрагентом сумм налогового кредита без реальной хозяйственной или иной экономической деятельности по данным операциям и, как следствие формирует налоговый кредит с признаками риска.

 Рекомендованный порядок взаимодействия подразделений ГФС при комплексной отработке налоговых рисков по налогу на добавленную стоимость утвержден приказом ГФС от 28.07.2015 г. № 543.

К сожалению, что касается точного перечня критериев признаков, по которым предприятие получает статус «налоговой ямы», если где-то и содержится, то разве что в документации ГФС «для внутреннего использования», скажем, в приказе ГНАУ «О введении комплексной системы предупреждения и противодействия процессам тенизации экономики» от 08.08.2011 г. № 475/ДСК. Но в прошлом году ГФС изданы Методические рекомендации по фиксированию в актах проверок результатов отработки документально оформленных налогоплательщиками нереальных хозяйственных операций с товарами (далееМетодические рекомендации ), в которых содержится перечень фактов, на основании которых формируется доказательная база нереальных операций.

 Приложение к письму ГФС от 16.05.2016 г. № 16872/7/99-99-14-02-02-17.

Среди таких фактов следует выделить невозможность осуществления «продавцами» хоздеятельности и соответствующей нереальной хозоперации, что доказывается относительно соответствующего «продавца»:

  • незначительным количеством (в частности, директор и главный бухгалтер в одном лице) работников;
  • отсутствием материально-технической и технологической возможности осуществления производства, перевозки;
  • другой информацией, свидетельствующей о том, что «продавец» не осуществляет хозяйственной деятельности и функционирует только для формирования неправомерной налоговой выгоды у «покупателей» (пп. 3.1.2 Методических рекомендаций).

Следовательно, как видим, для налоговиков предприятия, которые не имеют на балансе инструментов для осуществления своей хоздеятельности, работников, кажутся, по меньшей мере, подозрительными. И как результат — на добросовестного плательщика может упасть тень из-за сотрудничества с вероятной «налоговой ямой».

В то же время суд в противовес мнению контролеров и их внутренним указаниям, принимая сторону налогоплательщика, руководствовался исключительно нормами законов, в частности — НКУ и Законом о бухучете.

Учитывая содержание ч.ч. 1 и 2 ст. 9 Закона о бухучете, основанием для бухгалтерского учета хозяйственных операций являются первичные документы, фиксирующие факты осуществления хозяйственных операций.

В то же время хозяйственные операции для целей определения налогового кредита должны быть фактически осуществлены и подтверждены надлежащим образом оформленными первичными бухгалтерскими документами, которые отражают реальность данных операций, и вызывать реальные изменения имущественного положения налогоплательщика.

Что касается фактичности осуществления хозяйственной операции, суд подчеркнул: законодатель не определил конкретный перечень документов, которыми плательщик должен подтвердить реальность выполнения хозяйственной операции. В целях налогового учета хозяйственные операции могут оформляться какими-либо первичными документами, содержание которых соответствует положениям ст. 9 Закона о бухучете и составление которых согласуется с законодательно установленными требованиями относительно оформления данной операции или с обычной практикой.

Итак, если у покупателя товаров/услуг есть все необходимые подтверждающие документы для получения налогового кредита — контролеры не вправе его лишить, мотивируя это тем, что у контрагента не все хорошо с документами, имуществом или с работниками. Процитируем комментируемое Определение:

 «обстоятельство непредоставления контрагентом к проверке определенных документов не может указывать на нарушение налогоплательщиком налоговой дисциплины, поскольку последний лишен возможности осуществлять контроль за хранением контрагентом первичных документов».

Подобную позицию высказал ВСУ, который в постановлении от 11.12.2007 г. по делу № 21-1376во06 установил, что:

«в случае невыполнения контрагентом обязательства по уплате налога в бюджет ответственность и негативные последствия наступают именно в отношении этого лица. Данное обстоятельство не является основанием для лишения плательщика НДС права на его возмещение в случае, если такой плательщик выполнил все предусмотренные законом условия для получения этого возмещения и имеет необходимые документальные подтверждения размера своего налогового кредита».

Вывод

Даже если Налоговая отрабатывает всех контрагентов обнаруженной «налоговой ямы» на предмет фиктивности операций, можно воспользоваться аргументами Определения, чтобы отстоять свои права в очередном деле. Ведь следует помнить: если налоговые органы владеют информацией об уклонении от уплаты налогов плательщиком, они должны принимать меры для привлечения к ответственности именно такого субъекта хозяйствования, а не возлагать ответственность на его контрагента, который документально подтвердил свое право на налоговые отчисления.

Виталий СОТНИКОВ,

юрист
газеты «Интерактивная бухгалтерия»